September 27th, 2007

Oakmen

Пять переводов одного фрагмента

Всё-таки удивительно, насколько по-разному переводчики чувствуют стихотворение и как неодинаково переводят его.

For now, while so quietly
Lying, it fancies
A holier odor
About it, of pansies —
A rosemary odor,
Commingled with pansies —
With rue and the beautiful
Puritan pansies
            Эдгар По “For Annie” (1849)

Теперь, когда спит он,
И покой так глубок,
Святей ему дышит
Анютин глазок;
Аромат здесь он слышит
Твой, Анютин глазок!
Розмарин здесь, и рута,
И Анютин глазок.
            Перевод В. Брюсова

Потому что, спокойный
Лелея привет,
Запах лучший вдыхает он -
Троицын цвет,
Розмарин с ним сливает
Аромат свой и свет -
И рута - и красивый он,
Троицын цвет.
            Перевод К. Бальмонта

Дыханье как будто
Анютиных глазок
Он слышит из руты,
Из праздничных связок
Цветов розмаринных,
Анютиных глазок -
Дыханье невинных
Анютиных глазок.
            Перевод М. Зенкевича

Мне не жаль тех восторгов
аромата и ласки...
Нет, мне чудятся ныне
лишь анютины глазки,
розмарин, - или рута -
да анютины глазки,
целомудренно-скромны
те анютины глазки.
            Перевод М. Трубецкой

В блаженном безмолвии
После развязки
Над нею склонились
Анютины глазки,
Святой розмарин
И анютины глазки,
Девичья невинность,
Анютины глазки.
            Перевод А. Сергеева
Oakmen

худой номоканунец

По поводу поста Вероники (http://charovanie.livejournal.com/129199.html) хочу написать отдельно. Вероника, только не обижайся!!!

Добавление: Я и не заметил, что пост Вероники под замком. Прошу прощения и у Вероники, и у читателей! Речь в нём идет вот об этом интервью:
http://pravoslavie.dubna.ru/3/questions.php?year=2005&month=2&id=1050

Довольно глупо было со стороны священника основывать свои рассуждения на базе книги, называющейся «Некоторая заповедь - худой номоканунец».
Тот же профессор Смирнов, которого этот священник поминает, ясно пишет об этом произведении как об "епитимейнике сомнительного происхождения" и поясняет, что «худыми номоканунцами» подобные произведения были определены самой Церковью. Более того, «Некоторая заповедь» относится к  так называемым "отреченным" (т.е. фактически запрещенным к использованию в церковной практике) кни­гам.

Критика христианства очень часто основывается на подобных случаях глупости или недобросовестности отдельных ее представителей с одной стороны, и нежелании уточнить, о чем идет речь, со стороны самих критикующих. СМИ - не лучший источник для формирования мнения о чем бы то ни было, включая РПЦ. Хотя я, конечно же, понимаю, что у многих есть и иной, более весомый повод для критики.